Дело Ильи Новикова

В обезличенном тексте решения Совета по дисциплинарному делу в отношении адвоката приведено мотивированное обоснование вынесенного ему замечания
Дело Ильи Новикова

28 декабря на сайте Адвокатской палаты г. Москвы был опубликован полный текст решения Совета палаты по дисциплинарному делу в отношении адвоката Н. – в документе не указаны персональные данные участников дисциплинарного производства и иные идентифицирующие сведения, но исходя из контекста и ранее озвученной информации не остается сомнений, что речь идет о деле в отношении адвоката Ильи Новикова.

Ранее «АГ» сообщала, что 20 декабря Совет Адвокатской палаты г. Москвы принял решение о применении к адвокату Илье Новикову меры дисциплинарной ответственности в виде замечания. Дисциплинарное производство было возбуждено по представлению вице-президента АП г. Москвы, а поводом для обращения в Квалификационную комиссию послужил публичный конфликт, который произошел в середине сентября между адвокатом Ильей Новиковым, его доверителем и активистом движения SERB Игорем Бекетовым у неофициального мемориала Борису Немцову. Видеозапись происшествия была опубликована в соцсетях в тот же день. Из ролика следует, что Бекетов под запись сорвал со стены дома фотографию убитого политика и разорвал ее. В этот момент к нему подошел Новиков с бейсбольной битой в руке, после чего произошла короткая стычка.

Квалификационная комиссия АП г. Москвы пришла к выводу, что своими действиями Илья Новиков нарушил п. 1 ст. 4 Кодекса профессиональной этики адвоката («адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии»), п. 2 ст. 5 КПЭА («адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре»), а также п. 5 ст. 9 Кодекса («в любой ситуации, в том числе вне профессиональной деятельности, адвокат обязан сохранять честь и достоинство, избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней, при условии, что принадлежность адвоката к адвокатскому сообществу очевидна или это следует из его поведения»).

Как указано в решении, в заседании Совета представители адвоката не согласились с заключением Квалификационной комиссии, считая, что нарушений требований КПЭА допущено не было. Они обратили внимание Совета на то, что адвокат Новиков пресекал аморальные и, по их мнению, противоправные действия, выражавшиеся в глумлении над памятью Бориса Немцова и повреждении неофициального мемориала его памяти лицами, известными иными многочисленными аморальными и противоправными действиями.

«Поэтому адвокат Н., по мнению его представителей, имел все основания для совершения тех действий (в том числе с использованием бейсбольной биты), в отношении которых ему предъявлены дисциплинарные обвинения, поскольку ситуация была для него опасной», – приводится в решении позиция представителей Ильи Новикова.

Кроме того, представители адвоката указывали, что автором представления «не выполнена обязанность по доказыванию дисциплинарных обвинений, а презумпция добросовестности адвоката Н., совершившего благородный и мужественный гражданский поступок, в результате дисциплинарного производства не опровергнута».

Сам адвокат указывал, что при совершении действий, ставших предметом дисциплинарного производства, он считал, что пресекает административное правонарушение (мелкое хулиганство). Кроме того, он высказал мнение о том, что дисциплинарные обвинения в нарушении ст. 4 и 5 Кодекса профессиональной этики адвоката являются дублирующими по отношению к обвинению в нарушении п. 5 ст. 9 Кодекса.

В опубликованном решении отмечается, что Совет АП г. Москвы считает ошибочным и искусственным противопоставление поведения Ильи Новикова как адвоката и как гражданина в рассматриваемой конфликтной ситуации. «Не подлежит сомнению тот факт, что Н., как гражданин Российской Федерации, обладает всей полнотой гражданских прав и свобод. Между тем его одновременная принадлежность и к адвокатскому сообществу, не умаляя его прав как гражданина, накладывает на него дополнительные обязанности и самоограничения при выборе способов их реализации, связанные с соблюдением требований профессиональной этики адвоката», – подчеркивается в решении.

Совет согласился с мнением Квалификационной комиссии о том, что известность адвоката, его активное присутствие в публичном пространстве, в том числе в средствах массовой информации и интернете, накладывает на него повышенную ответственность за авторитет сообщества и требует от него больших осмотрительности и сдержанности, в том числе и вне непосредственного осуществления профессиональной деятельности, поскольку общественность неизбежно соотносит поведение такого адвоката с его принадлежностью к адвокатскому сообществу и оценивает его поведение как поведение заметного представителя этого сообщества. «Такая оценка поведения известного, публичного адвоката непосредственно влияет на авторитет адвокатуры в целом. Этот вывод подтверждается, применительно к рассматриваемой ситуации, тем фактом, что средства массовой информации, в том числе перечисленные в представлении вице-президента Адвокатской палаты города Москвы, освещая рассматриваемый конфликт, ожидаемо указали на адвокатский статус Н. и, соответственно, давали оценку его поведению именно и прежде всего как поведению представителя адвокатского сообщества», – указано в документе.

Подчеркивается, что участие адвоката в резонансных уголовных делах, широко освещавшихся СМИ, а также его высокая активность в сети являются существенными факторами, которые должны учитываться им при совершении тех или иных публичных действий в общественном месте, в особенности при участии в публичном конфликте и совершении иных действий, спорных с точки зрения закона и/или требований профессиональной этики.

Также в решении указано, что в результате дисциплинарного разбирательства не нашел своего подтверждения довод адвоката и его представителей о том, что до приближения Новикова с битой в руке к активистам последние представляли реальную угрозу кому-либо. «Сама по себе негативная характеристика личностей Б…ва (Т.) и Б., основанная в том числе на общеизвестных сведениях о ранее совершавшихся ими аморальных и противоправных действиях, также не может быть признана достаточным основанием для совершения в их отношении любых действий, тем более со стороны адвоката, связанного профессиональными этическими требованиями», – отметил Совет АП г. Москвы. Кроме того, Совет указал, что доводов, подтверждающих незаконность действий активистов, приведено не было.

Как установлено в результате дисциплинарного производства, адвокат не только не предпринял действий, направленных на недопущение конфликта, но, напротив, спровоцировал своим поведением его возникновение и развитие. В связи с этим Совет указал, что не может согласиться с мнением, что такой поступок Ильи Новикова был единственно правильным, а невмешательство было бы аморальным.

Совет АП г. Москвы отклонил доводы о нарушении принципов состязательности сторон в ходе дисциплинарного разбирательства, поскольку на всех стадиях дисциплинарного разбирательства Илья Новиков, как и его представители в заседании Совета (на предыдущих стадиях никто из них не участвовал), имели неограниченную возможность высказать все свои доводы, которые были тщательно изучены, обсуждены и оценены при принятии решения.

Совет также отклонил довод о несоблюдении презумпции добросовестности и нарушении правила о распределении обязанностей по доказыванию в настоящем дисциплинарном производстве: «Вице-президентом Адвокатской палаты вместе с подробно мотивированным представлением о возбуждении дисциплинарного производства были представлены и доказательства, которые он счел необходимыми представить, эти доказательства были тщательно исследованы Квалификационной комиссией и им дана надлежащая оценка с учетом доводов адвоката Н., на которого при этом обязанность по доказыванию каких бы то ни было обстоятельств не возлагалась».

Таким образом, Совет АП г. Москвы согласился с заключением квалифкомиссии в части дисциплинарного обвинения в нарушении Ильей Новиковым требований п. 5 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката. Вместе с тем Совет не согласился с выводом о нарушении требований п. 1 ст. 4 и п. 2 ст. 5 КПЭА. В решении указано, что дисциплинарный проступок адвоката полностью охватывается п. 5 ст. 9 Кодекса.

Избирая меру дисциплинарной ответственности Ильи Новикова за допущенное нарушение, Совет учитывал, что оно совершено по грубой неосторожности, характеризуется недопустимыми для адвоката легкомыслием и несдержанностью, в результате чего адвокатом не выполнена обязанность сохранять честь и достоинство, избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней. Совет также учел, что к адвокату Новикову ранее уже была применена мера дисциплинарной ответственности в виде предупреждения за ненадлежащее публичное поведение, связанное с нарушением Правил поведения адвоката в сети «Интернет». Вместе с тем во внимание принято, что мотивом действий адвоката являлось стремление воспрепятствовать аморальным действиям, связанным с глумлением над памятью Бориса Немцова, со стороны лиц, известных своим антиобщественным поведением. Совет расценил это обстоятельство как существенно смягчающее ответственность.

Стоит отметить, что в этот же день Совет АП г. Москвы опубликовал решение по другому резонансному в адвокатской среде дисциплинарному производству – в отношении адвоката Ольги Динзе.

Источник: advgazeta.ru, Изображение: 24smi.org


Посмотрите другие материалы

Расширение возможностей
ВС разрешил приставам-исполнителям оспаривать сделки, направленные на вывод арестованных активов
Семейные нарушения
КС отказался принимать жалобу на ряд положений НК, позволяющих, по мнению заявителя, вменять налогоплательщикам в...
Зависимость от судов
Эксперты «АГ» проанализировали предложения СПЧ по обеспечению гарантий независимости судей, гласности и прозрачности...